Птица синица
Відданість складається з розбитих сердець (с)
Чем больше слышу про этот скандал Медведчук / Стус, тем чётче в голове звучат несколько мыслей.
Мысль первая: "какие они там все старые".
"Они" - это про власть, про тех, кто на неё претендовал, претендует и крутится возле. Конечно, они не старые на самом деле, 60 с лишним лет в современном мире это фигня, а не возраст. Но в нашем случае - это люди пережившие смену эпох во взрослом возрасте, и это люди, сложившиеся и созревшие в системе, которую воспринимали как единственно возможную и успевшие побыть в ней "винтиком", знавшие это молох изнутри. Это люди, у которых до сих пор другая система ценностей - хотя сами ценности могут частично и совпадать. Но система исчисления другая. С ними ничего не сделать, не переделать, только ждать, когда поколение сменится.
Мысль вторая, на первый взгляд противоположная первой: "это всё было совсем недавно - уже при моей жизни".
Каждый раз меня это так шарахает. Как с крымскими татарами, когда выяснилось, что депортировать прекратили лишь в 80-х годах, а не когда-то там в середине прошлого века. Я уже существовала. Я жила, когда второй раз посадили Стуса, когда произошла эта скандальная история с участием Медведчука. Я пошла в школу, когда Стус умер в лагере в пермской области. Не когда-то там в дикие времена до моей жизни, а вот, руку протяни, в моём детстве.
И мысль третья, попахивающая максимализмом, от которого по идее давно пора было избавиться: "как же можно было это всё допустить?". Эта мысль не давала мне покоя в подростковом возрасте, когда на уроках истории нам рассказывали про репрессии. Я тогда всё никак не могла взять в толк, как же так вышло. Как 200-300 миллионов человек позволили горстке людей так с собой поступить. Это же не потери во время войны. Это мирное время, и все живут спокойно, ходят на работу, заводят семьи, рожают детей - а в это время забирают их соседей, родственников, знакомых. Помню, мне всё хотелось спросить дедушку, как же это так вышло. Как он лично, герой войны, смог жить в этом всём, и ничего не делать. Ведь все всё знали, ведь шептались на кухнях, шепотом рассказывали политические анекдоты. Все знали и молчали.
Нет, теперь-то я знаю, как так выходит. Теперь у нас есть пример в настоящем, далеко ходить не надо. Под боком страна, которая "как свинья жрёт своих сыновей"(с), а заодно и чужих, потому что привыкла считать своим всё, до чего дотянется. И смысл взывать к ней: "смотрите, у вас как в средневековье умирает в тюрьме человек, не совершивший ничего, умирает только потому что отказывался признавать вашу власть" - когда ей не жалко своих детей, когда она с таким же успехом пережёвывает своих собственных несовершеннолетних, и не подавится, и не икнёт. В 17-18 лет самое время узнать на собственной шкуре, что такое тюрьма. И снова все живут так, будто их это не касается. Будто это не про них, не с ними, не рядом. Я в домике, и каждый сам за себя.
Я, видимо, не взрослею, раз это для меня до сих пор удивительно.
А ведь лихо история движется, правда? Стус в 80-м подавал заявление на отказ от гражданства СССР, потому что "иметь советское гражданство невозможная для меня вещь. Быть советским гражданином - значит быть рабом." Никто ему не внял, конечно, так и умер с советским паспортом. Теперь украинцу Сенцову принудительно навязали российское гражданство, от которого от открещивается, но, похоже, так до смерти и останется для России её гражданином.
Про Стуса мы точно знаем, как он был талантлив, а вот про Сенцова, похоже, не успеем узнать.

@темы: кривые зеркала