Записи с темой: мои тараканы (список заголовков)
14:15 

lock Доступ к записи ограничен

Красота никогда не давалась легко (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:14 

то, о чём обычно не рассказывают художники

Красота никогда не давалась легко (с)
Помнится, в первом классе, среди прочего, я ходила на хор. В какой-то момент мы разучивали там песенку про красный шар, который "мне мама подарила". Лёгенькая песенка, мы справлялись с ней на ура, пели задорно, а потому наш руководитель решил, что можно нас с нею выпускать на сцену в отчётный концерт, приуроченный очередному празднику. А перед выступлением нас, понятное дело, возили на эту самую сцену на генеральную репетицию. И вот выстроили нас правильными рядочками, дали каждому участнику хора по красному воздушному шарику, заиграла музыка, руководитель взмахнул рукой... И мы запели. А наш руководитель, наверное, если бы и без того не был лысым, стал бы рвать на себе волосы. Потому что семи-восьмилетняя детвора очень обрадовалась шарикам, и, разумеется, совершенно забыла о том, что желательно попадать в ноты. Шарики же. Красивенькие красные шарики - что может быть важнее?
Наверное, это прозвучит смешно на фоне того, что я постоянно занимаюсь батиком, работаю с цветом и крашу всякое в неимоверных количествах, но по призванию и образованию я всё-таки график. Для меня главное выразительность линии, пятна и тона, а цвет это что-то вроде запаха - если цветок правильно изобразить, показать с нужной точки, то будет и цвести и пахнуть. Тем не менее, я не могу без цвета, если я долго работаю только с чёрно-белой графикой, мне становится плохо - примерно так же, как бывает зимой, когда несколько месяцев нет солнца. Наверное, цвет для меня это что-то вроде витамина Д. В принципе, это противоречие я для себя давно решила: все свои главные задачи в изображении чего угодно я решаю графическими способами, а к цвету отношусь утилитарно - добавляю там, где мне нужно, и в том количестве, в каком мне требуется. А если не требуется, то и не добавляю вовсе.
Но иногда случается, что задача требует цвета. Буйства красок, дребезжания оттенков, переходов, переливов полной палитры цветов. И в такие моменты я снова становлюсь семилетней девочкой, которая умеет хорошо петь, всегда попадает в ноты, но внезапно получает в подарок красный шарик. Ой, - думаю я, - какой прекрасный шарик! Любуюсь этим шариком, подкидываю и ловлю - и забываю петь.
А потом через несколько дней или недель, когда работа заходит в тупик, и я растерянно обдумываю пути выхода из собственноручно созданной катастрофы, в голове постоянным рефреном звучит вопрос: "Что это было?". Вот что это было со мной, я что, раньше цвета никогда не видела?

Это я вспомнила о собственном баге, потому что дошла в нынешней работе до этапа "ковра".

@темы: прикладное искусство, обо мне, немотивированные акты красоты, наброски из блокнота, мой батик, мои тараканы, изобразительное искусство

00:42 

Длинный-длинный пост

Красота никогда не давалась легко (с)
А давайте я расскажу вам о себе и о тех, кто мне помогает.
И, может быть, станет понятнее, нужна ли помощь вынужденным переселенцам - таким же как я. А заодно и я, может, от комплексов избавлюсь - а то почитаешь тут статьи вроде вот этой: ссылка и не знаешь куда податься – к умным или красивым. Не то я совсем уж запущенный случай - оранжерейная нежная фиялка, которой без поддержки было бы совсем худо, не то я «типичный Донбасс», про который как раз и идёт речь в статье. А, может, автор статьи всех меряет по себе (что, в принципе, нормально – и я такая же – но ни разу не объективно).
А ещё я, наконец, скажу спасибо всем, кому хочется его сказать. И кому хочется подарить подарки к Новому году – но возможности, увы, сейчас ограничены.

Так вот, о себе.
Оставим в покое моё тёмное прошлое, возьмём за точку отсчёта дату, когда я уехала из Луганска. Уехала классически: с тремя футболками, двумя летними штанами и некоторым запасом нижнего белья. Были случаи, когда дамы бежали в ночных рубашках – так что я ещё неплохо устроилась. К тому же, к счастью, взяла с собой две банковские карточки, на которых была вся моя преподавательская летняя зарплата и очень небольшие сбережения. И уехала, как тогда думала, на 10 дней.
Первого января будет полгода, как я уехала. И с тех пор в Луганске ни разу не была. Как вы думаете, что бы со мной было бы, если бы мне не помогали?
Нет, я ни разу не была у волонтёров и не подавала заявление на соцпомощь. По ряду причин. Но, в общем и целом, все их можно свести к одному: потому что очень многим эта помощь нужнее, чем мне, и потому что нашему государству сейчас тоже не слишком-то легко. Я очень много раз давала контакты волонтерских организаций (Восток-СОС, Станция Харьковская, т.д.) тем знакомым, кто выезжал из Луганска и области, но ради себя никуда не обращалась – не было крайней нужды. Но не обращалась только потому, что мне помогали люди вокруг меня.

Поначалу меня во Львове приютила Ука. Мы с ней познакомились лет семь назад здесь же, на дайри. Она снимает однокомнатную квартиру, и пустила меня к себе пожить, несмотря на то, что я явно её стеснила. Это первое моё спасибо.
Следующее спасибо Сергею – хозяину дома, в котором я живу сейчас уже больше двух месяцев и совершенно бесплатно. Мы не были знакомы раньше, я до сих пор очень мало о нём знаю. Кроме того, что он киевлянин, примерно моего возраста, у него маленькая фирма по созданию компьютерных игр, и он буддист. Но какая-то иная ветвь, не та, к которой принадлежат мои друзья. Этот дом у него выполнял функцию дачи, и когда тут летом появились мои друзья, то в нём не было ни воды, ни туалета, ни мебели – ничего для жизни. А теперь есть, он всё это сделал специально для нас. Он приезжает к нам раз в неделю или две, и каждый раз привозит продукты, и каждый раз спрашивает, не нужно ли чего. И вообще, всячески опекает. Не удивлюсь, если в эти выходные он привезёт ёлку, которую я попросила у него почти в шутку.

А теперь о работе. Еще в июле, когда я поняла, что вернуться в Луганск в ближайшее время не доведется, я составила резюме и повесила его на всех популярных украинских сайтах по поиску работы. А еще распечатала и лично разнесла по всем художественным уч.заведениям и студиям Львова. Плюс зашла в академию, которую я закончила, и попросила помощи там. И к процессу поиска работы подключился заведующий моей кафедры. Но всё оказалось напрасно: преподаватели-художники были не нужны, для работы дизайнером у меня не хватало навыков работы в векторных программах, иллюстраторы требовались только внештатные и дистанционные (а компьютера у меня не было), а на тот же мой любимый батик нужно было с нуля покупать абсолютно все материалы, хотя бы минимальный набор – и я потратила месяц, собирая их по Львову. Единственное, что смогла в итоге сделать – расписать один шарф, который не знала, куда девать. Наверное, я могла бы быть активнее и менее разборчивой, наверное, я могла бы поискать какую-то работу попроще – в моём положении не привередничают. Но… Но.
Всё осложнялось тем, что поиски работы были не единственной моей проблемой. Ещё была регулярно выносящая мозг мама, война у меня дома, друзья, которые пропадали по паре человек каждый день, плюс начавшие догонять психологические проблемы. Всё вокруг было плохо, а я не могла расслабиться, чтобы хотя бы заплакать. Волнами накрывало, то от беспомощности, то от одиночества и невозможности разделить свою боль. В реале не с кем было делить. Или казалось, что не с кем.
И тут на моём пути возникли Benvolio и Тиб, и предложили помощь с шарфиками. А мне осталось только рисовать – единственная деятельность, которая сейчас приносит мне радость и успокоение. Всё остальное они взяли на себя: фотографию для портфолио (у меня нет фотоаппарата), размещение в интернете и поиск покупателей (у меня не было компа). И самое главное – у меня не было ни малейшей возможности сосредоточиться и сообразить, что мне вообще делать, я была растеряна. И очень не хватало взгляда со стороны и какого-то творческого пинка. Их помощь недооценить невозможно - неизвестно, чем бы я сейчас занималась, если бы эти прекрасные леди не появились тогда во Львове. Они оказались не просто помощью, а своего рода колесом судьбы – после той встречи жизнь понемногу стала легчать. Они и сейчас для меня очень большая поддержка - и творческая, и дружеская - я встречаюсь с ними почти всякий раз, как бываю в Киеве, и каждый раз эти встречи приносят радость. Спасибо вам, девочки!

А потом я переехала. А потом были вы, те, кто меня читает, и кто видел мой перепост про шарфики. И была ELGA_CROW, заказавшая мне цветы, была fesaolja по собственному почину заплатившая мне за два шарфа как за три, была ierua, отреагировавшая на мой страдальческий пост, была KattyJamison, попросившая вырастить во Львове яблоки, был GBrodski с заказом, благодаря которому у меня теперь есть мини-серия по украинским городам, теперь есть КПД с крайне нетривиальным заказом, от которого у меня до сих пор несколько кипят мозги – и это здорово, что они кипят от творческой задачи, а не оттого, что я не могу вернуться к себе домой или к студентам преподавать, и не потому что не могу предложить ничего родителям, и не потому что опять пропал кто-то из друзей. Всегда бы решала сугубо творческие проблемы, и не высовывала нос в реальную жизнь! Но не те сейчас времена.
А все-все-все мои заказчики, выражали поддержку, и обнимали меня при встречах или писали тёплые письма. И давали мне гораздо больше, чем просто деньги – я и сама не знала, насколько мне это нужно. И ко всему прочему, вы все дали мне возможность заработать на жизнь тем видом деятельности, который я умею и люблю больше всего. Вы не представляете, как дорого это стоит. И как я боялась (да и боюсь до сих пор), что ничего не выйдет, что я останусь без средств к существованию, и мне придётся искать любую работу, лишь бы только выжить. Спасибо вам всем огромное!
Кажется, я кого-то ещё забыла, и, кажется этот кто-то тоже с дайри – если разобраться, то кроме хозяина дома, все остальные люди, так или иначе активно помогающие мне сейчас, именно отсюда, с дайри. Вот такое это удивительное место, где водятся самые прекрасные люди.
А ещё была Aryssa, не побоявшаяся встретиться с моей мамой в Москве, пройти её строгий контроль и забрать мой ноутбук. И Акша Таквааш, которая привезла мои вещи из Москвы в Киев. И таинственный незнакомец, уже трижды пополнявший мне телефон. Или вот Dana Eilian и Хель, приславшие мне новогоднюю посылочку. И уйма народу, которая отозвалась, стоило мне только пикнуть, что моей студентке не во что одеваться. И ещё было много-много случаев, когда помогали, и много-много разных людей, которые спрашивают меня время от времени, чем они могут помочь и ничего ли не нужно. И даже если мне бывает совсем ничего не нужно, это ужасно греет. Это значит, что я вовсе не один на один со своими проблемами и бедой.
Спасибо вам всем, дорогие! :gh:

Меня ужасно удивляет обычно, когда кто-то из переселенцев говорит, что в Киеве или на Западе его прохладно приняли. Я тоже, как и все, сужу по своему опыту – не было ни одного человека, которому бы я рассказала о себе, и кто как минимум не выразил бы мне своей поддержки. Не то я невероятно везучая, не то несказанно обаятельная, не то, что, скорее всего, у людей срабатывают ожидания, сформированные большей частью СМИ. С одной стороны люди ждут от переселенцев с Донбасса какого-то подвоха, с другой – предубеждения к себе. А я обычно ничего не жду – я просто смотрю на человека, и не вижу за ним ни востока, ни запада, ни столичного жителя, ни "парня от сохи". Просто вижу человека, которому по какой-то причине могу о себе рассказать. На самом-то деле никто же никому ничего не должен. У нас у всех очень мало обязанностей в этом мире: мы должны, по возможности, не причинять вред другим, должны постараться вырастить счастливыми людьми своих (если они есть) или чужих (если есть желание связываться) детей. И, в общем-то, всё. Всё остальное не обязанность. Мы не обязаны кого-то любить, если любви нет, не обязаны кому-то помогать – и не важны причины. У нас есть право помогать, если есть потребность в этом в нас самих, мы делаем это в первую очередь для себя, для удовлетворения своей потребности, а потом уже для того, кому помогаем. Этот несложный тезис – неизменная основа моего мировоззрения с юных лет - и потому я никогда ни от кого ничего не жду. Что, конечно, не мешает мне радоваться, когда я что-то получаю. Но это же нормально – радоваться подарку или помощи.

Есть ещё один человек, делающий для меня ужасно много – настолько много, что выносить это из личного пространства на публику не хочется. К тому же она единственный человек на этой планете, у которого мне не стыдно просить помощи. Это в её одежду я одета сейчас (из своей-то только несколько летних тряпочек). Это у неё, внезапно вспомнив, что я девочка, можно попросить крем, тушь для ресниц или блеск для губ. Или елочные игрушки, если тоскливо. Это на её шелке я рисую. И её звонок для меня – «как инъекция морфия». Всегда. Это она мне протягивала руку и подставляла плечо весь этот долгий-долгий-долгий-долгий год… Я не знаю, что бы было, что бы я делала, и как вообще перенесла, если бы её не было рядом. И, мы никогда не говорили об этом, но я отдаю себе отчёт, что я избегаю рисковать именно из-за неё – не потому что она меня об этом просила, а потому, что не хочу её расстраивать, если что. Скорее всего, поэтому я и не поехала в октябре в Луганск, несмотря на уговоры мамы и то, что была морально к поездке готова. Между нами тысячи километров – а она всё равно рядом. Так что главное спасибо ей, Kitchen Witch. Прости меня, дорогая, за этот абзац.)

Сегодня канун католического Рождества, а у меня получился совсем не рождественский пост – хотя, казалось бы, тема как раз подходящая. Вот Олена Степова написала бы.) Она мне очень нравится, но, если честно, совсем не нравится её пост про котёнка ссылка Нет, нравится по силе воздействия - но не нравится из-за сентиментальности и слезливости. Хотя и мне лично нужна поддержка, и нужны руки, которые поддержат и не дадут упасть. И миллионам других беженцев. Но мы не котята, и нас не спрячешь за пазуху, не закроешь от внешнего мира. Да и не нужно, в общем-то. Достаточно просто смотреть на человека – и видеть именно его. А дальше - как захочет ваше сердце.

Вместо итога.
Я знаю, что я не борец. Нет, я борец – но только когда вынуждена, и исключительно за идеалы. Примерно с 13 до 35 лет я боролась только за свою свободу. Ещё я плохо переношу несправедливость по отношению к тем, кто объективно слабее. И на этом, пожалуй, всё. Поэтому меня хватило всю весну проходить на митинги, клеить листовки, разговаривать со студентами о происходящем – я не верила, что это поможет, и всё равно всё это делала. Потому что меня возмущало, что явно побеждает безумная и бездумная сила, а разум гораздо слабее и проигрывает. Это было невыносимо и непереносимо – поэтому я, как могла, боролась. Но за свою жизнь и благополучие я не могу бороться – на это моих сил никогда не хватало. Я не знаю, как у остальных переселенцев – наверное, у всех по-разному. Но я с трудом представляю себе людей, которым совсем не нужна поддержка и помощь. Даже нашим киборгам нужна, верно? ;)

@темы: бытописание, мои тараканы, немотивированные акты красоты

19:50 

Не выхожу из комнаты

Красота никогда не давалась легко (с)
Сегодня ровно месяц как я добросовестно следую завету Бродского. Нет, я не курю Шипку, но в остальном как-то очень близка его лирическому герою. Жить, не выходя из комнаты, мне ещё минимум неделю, и, надеюсь, это действительно пойдёт на пользу ноге, она одумается и срастётся. Потому что, если процесс затянется, то плакать по мне будут не травматологи, а психиатры. Если не плачут сейчас. По-моему, кто-то там уже громко всхлипывает.

Ф-лента хором пишет про первые каштаны, желуди, яблоки и разноцветные листья, а я, сидя на диване, вижу только небо. Почти всё время по небу плывут хмурые тяжелые тучи, иногда разыгрывая сцены из какой-то древнегреческой трагедии с мифическими чудовищами, пожирающими друг друга, кораблекрушениями в шторм и прочими проявлениями всемогущего рока. Обречённость борьбы, какой бы отчаянной она ни была, читается в каждой линии и каждой тени. Лишь по утрам ненадолго солнце прогоняет чудовищ обратно в пучины, тучи перестаёт штормить, и появляется "иллюзия, что всё не так уж плохо". С утра есть сказка со счастливым концом, да. Впрочем, вечерами тоже сказка, только страшная.
**

@темы: бытописание, мои тараканы

14:53 

Красота никогда не давалась легко (с)
Актуально и для меня. Временами бываю с обеих сторон по очереди: и тем сосудом, в котором что-то бурлит, но он молчит, и тем, который реагирует на скрытый процесс в соседнем сосуде. И вообще, это опять о том, что чем ближе тебе человек, тем больше нужно разговаривать.
29.05.2013 в 18:16
Пишет живой человек:
О сообщающихся сосудах наших сердец
Я хочу сегодня сказать о том, что бывает, когда человек, находясь в отношениях, пытается оставаться со своими тяжелыми переживаниями один на один.
Очень горько, когда это вынужденное решение, когда партнер не способен разделять и сопереживать, давать годную поддержку, быть безопасным в этом и так опасном и болезненном месте, где боль, страх или горе.
Еще бывает, что человек сам старается поменьше соприкасаться с источником боли у себя внутри, надеясь, что так он не испытывает боли, хотя она продолжает тайно присутствовать.
Но часто бывает, что решение оставаться со своим горьким наедине, не посвящать партнера в свои тружности и переживания принимается из лучших побуждений, в попытке беречь партнера. Человеку кажется, что достаточно просто ничего не говорить, и партнер не узнает и не почувствует, не пострадает от печальных или страшных тайн своего близкого.
Увы и как бы не так.
Я хотел бы здесь воспользоваться простой и не новой, но очень подходящей метафорой.


читать дальше

@темы: мои тараканы, ссылки

13:52 

Красота никогда не давалась легко (с)
Крик души
творческое

@темы: мои тараканы

00:20 

Красота никогда не давалась легко (с)
Сожгла язык, нёбо и горло горячим чаем, заела ожог замороженной малиной, но, похоже, кончик языка всё равно намеревается облазить. А может мне кажется. Одно понятно – горячая еда мне какое-то время не светит.
Из сегодняшних достижений: закончила долгоиграющую заказную картинку, которая истрепала мне все нервы (и зрение), и купила серые узорчатые балетки и кеды. Кеды на случай, если мягкими замшевыми балетками я всё же натру ноги. Смешно сомневаться – натру, конечно. Впрочем, кедами тоже натру – я умею натирать даже зимними сапогами и домашними тапочками.
В городе пьяная весна, всё засыпано абрикосовым цветом и залито душным сладким ароматом цветения, я десятки раз в день попадаю под розовый дождь из цветочных лепестков, и каждый раз замираю от восторга и нежности. И под каждым цветущим деревом мне хочется остановиться хоть на минуту. И каждый раз меня прогоняет время и поток людей, и жаль, что всё это скоро закончится, а мой праздник любования так и не наступит.

Уже много чего никогда не наступит из того, что ждалось, а вот что наступает с не сбиваемой с ритма периодичностью, так это очередной кризис в моей голове. В данном случае второй весенний, пережитый ранее много раз (но, видимо, ни разу до конца), который нормальные люди переживают в детстве или подростком. А часто и вовсе не переживают. Но мне же не подходит то, как у нормальных. А потому я снова и снова хожу по знакомым граблям, заранее зная, когда шибанёт по центру лба, только пользы от моих знаний никакой.
Когда-нибудь я сформулирую те мысли, с которых начинается каждое утро последние недели, когда-нибудь смогу из себя их вытащить и положить на полку, и стану учиться жить без оглядки на них. Только сейчас кажется, что это никогда не получится.

@темы: бытописание, мои тараканы

00:50 

lock Доступ к записи ограничен

Красота никогда не давалась легко (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:39 

lock Доступ к записи ограничен

Красота никогда не давалась легко (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:38 

Доступ к записи ограничен

Красота никогда не давалась легко (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:34 

Красота никогда не давалась легко (с)
Наверное, первый раз я ждала перевода часов с таким нетерпением. Утренние сумерки превращали меня из обычной совы в зомби, хотя просыпаюсь я не раньше половины восьмого - счастливый случай и администрация составили расписание так, что у меня ни одной первой пары. Однако, казалось, октябрь махнулся небом (и температурой) с декабрём, а солнце вообще решило не вставать. Точно как я в прошлую субботу. Интересно, почему в этом году так рано случился зимний солнечный бойкот. Наверное, осень тоже заела хандра.
Теперь вечерами я выхожу из художки в тёмную густую дымку, и по дороге на остановку заворожено любуюсь, как киселём разливаются по фиолетовому миру конусы оранжевого света. Давно не доводилось столь регулярно гулять под фонарями (лет пять или шесть, наверное), настолько прочно забытое впечатление, что можно считать за новое. Чернильные длинные тени от деревьев шевелятся, шуршащие листья разбегаются из-под ног как наглые проворные зверьки, свет от проезжающих мимо машин добавляет и без того предельно живому пространству движения и сюра. Причудливые силуэты нечастых прохожих тают во влажном воздухе незаметно и неожиданно, за каждым поворотом, за каждым деревом чудятся дыры в другие миры – и часто ничем иным внезапное исчезновение впереди идущего человека не объяснить.
Вчера замешкалась у сквера на десяток минут (не умею на ходу разговаривать по телефону – если я не спешу, мне проще остановиться, чтобы поговорить), машинально спустилась по ступенькам на тропинку между деревьями, затем пошуршала листьями вокруг непонятного памятника большеголовой девушке, заметила краем глаза, что за мной наблюдает кто-то гуляющий по аллее напротив, но как только надумала рассмотреть его получше – он пропал. Казалось бы, пропасть в центре сквера с полуголыми деревьями довольно сложно, но потом я вспомнила, что сама чуть не пропала в этом же сквере и примерно в этом же месте лет тринадцать-четырнадцать назад… И в это же время года. Если где-то в мире и могут существовать двери куда-то ещё, то на этой нешумной улице, именно в этом тихом сквере, где обычно пасутся только студенты-художники да изредка мамы с детьми, самое место для одной из них.
дальше про работу

@темы: открытия чудные, мои тараканы, бытописание

00:52 

Кинематографическое

Красота никогда не давалась легко (с)
Из приятного – посмотрела «Джен Эйр». Из неприятного – не совпала в мнениях ни с кем, кто посмотрел раньше меня )) Быть может, меня подменили, но при всём том, что книгу я очень люблю лет с десяти, и старую экранизацию всегда смотрела с удовольствием, этот фильм показался пресным скучным и тоскливым. Мистер Рочестер оказался театральным франтом, Джен не просто некрасива, а неэлегантна в движениях, ходит как пехотинец и плечи, будто всю жизнь занималась плаваньем. Но если с героями я еще могу согласиться, то как согласиться с тем, что фильм вообще невозможно было бы смотреть, если зритель не читал книжку? Впрочем, это тоже не самое печальное. Больше всего весь фильм меня раздражала скрипка, включавшаяся во все трагические и лирические моменты – как будто без подсказки я сама не сообразила бы, что мне чувствовать. Что понравилось: Адель – очень милая девочка, прекрасно вписалась в роль; атмосфера – время и место по ощущениям переданы верно.
Зато мне (внезапно!) понравился фильм, который я сама не взялась бы смотреть ни за что. На работе на соседнем компе начальство включило (и ушло), так что зрителем я оказалась невольным. Смотрела не с начала, застала уже вторую половину истории про автомобильное путешествие четырёх безрассудных девиц. Понемногу история скатилась в классику жанра с маньяком, но это уже оказалось неважно. Я долго бы удивлялась своей внезапной перемене пристрастий, если бы в титрах режиссером не объявили Квентина Тарантино. Вроде бы уже лет десять прошло, как я к нему охладела, но до сих пор руку мастера видно издалека, и до сих пор временами он меня (как выяснилось) завораживает. Скачала, посмотрю как-нибудь с самого начала - называется "Доказательство смерти".
про себя

@темы: мои тараканы, кино

21:39 

Осеннее, самоироничное и большей частью девочковое

Красота никогда не давалась легко (с)
Моя тонкая душевная организация традиционно не выдержала грубости реального мира, развалилась на части, потеряла всю свою организованность и порвалась. Ну, тонкая же – а где тонко, там и рвётся. Душа, лишившись сдерживающих факторов, оказалась на свободе – то есть, вне меня. Теперь я живу с порванным бездушным хаосом, надо полагать; живу с переменным успехом, соревнуясь с осенью в количестве и качестве истерик – в количестве пока побеждаю, а вот качество у осени всё же солиднее. Объясняется просто: я дитя своего времени, взрослевшее в эпоху советской халтуры и китайских подделок, я ничего не умею делать качественно – даже истерики, а у осени огромный многовековой опыт и регулярная ежегодная практика. Поэтому мои истерики длятся максимум пару часов, хоть и довольно часты, а у осени по нескольку дней. Впрочем, сентябрьские истерики с буйным холодным ветром, темными низкими тучами с сочными теплыми лучами, светящимися сквозь щели точно так же как мои незагорелые ноги сквозь дыры в джинсах, и почти ливневыми дождями скоро сменятся затяжной накрапывающей хандрой, без бурь, без страстей и вытья в подушку. Осень начнёт готовить праздник – уже начала, но пока я не желаю замечать эти первые робкие цветки астр и хризантем на клумбах среди всё ещё бодрых ноготков и остатков роз, ворох сухих листьев по асфальту, каким-то образом миновавших стадию изменения цвета, и сразу высохших до состояния палёной бумаги, низкое синее небо, которого, кажется, я могу коснуться рукой, стоит просто протянуть руку из окна – праздник увядания, в который глупо будет горевать о несбывшемся, но и совсем неуместно радоваться. Праздник, несущий с собой понимание – жаль, что не покой, но понимание это уже много, я так устала не понимать…
А пока я жду этого праздника и учусь у сентября истерикам, ношу старую, но не так давно обнаруженную в шкафу, а значит, считай, новую кофточку с крохотным металлическим мишкой, упомянутые рваные джинсы и львовские кроссовки на толстой подошве, чтобы было удобнее прыгать через лужи. "Львовские" - не потому, что их сделали во Львове, а потому, что были там приобретены, кажется, еще в 2000-ном в крохотном стоковом магазинчике на Привокзальной за какие-то смешные деньги. И вот спустя одиннадцать лет всё еще не развалились, и мои капризные ноги всё еще прекрасно себя в них чувствуют. А как же обрадовались они этим кроссовкам той осенью 2000-ного, вдоволь набегавшись за пару недель в туфельках на каблуке по львовской брусчатке! Чтобы уметь бегать по брусчатке на каблуках, нужно, думаю, родиться в таком городе – иначе не выйдет.
Впрочем, сейчас мои ноги, кажется, рады не меньше перебраться из босоножек в осеннее – у меня, наконец-то стали заживать мозоли, и пятки в отдалённом будущем, может быть, перестанут напоминать копыта. Следом за пятками обрадовалась моя грива – не кроссовкам, а тому, что её, наконец, перестали скалывать по поводу и без, и она может вести себя как ей вздумается, а от обилия влаги обычно ей вздумывается превращаться в пухлую тучу. Ничего не имею против тучи на голове, куда хуже, когда волосы изображают опадающую осеннюю листву – чем они усиленно занимались последние месяца полтора.
Бурный мыслепоток, несмотря на несомненный недостаток вроде самолично организованных экзистенциональных и прочих внутренних кризисов и невозможности заткнуть источник или хотя бы полноценно отвлечься, имеет и некоторый плюс – он выплёвывает на свои берега идеи как сундуки после кораблекрушения. Большей частью там оказывается ненужный хлам, применения которому не найти, но иногда попадается стоящее, правда, существуют большие сомнения, что на это стоящее хватит сил. Но пока устраивать очередное кладбище идей мне жаль, и сил хватает действовать по принципу "главное – не откладывать ложку", то я чёркаю в блокноте карандашом, пером и кистью попеременно. Будет ли из этого какой-то толк, кроме испорченных листов блокнота, непонятно, однако что-то из меня визуализируется и выплёскивается, а невизуализированный остаток выходит "в сухую" - в виде слов в том же блокноте. Всё это занимает время и избавляет моих ПЧ от потока закрытых записей, и на том спасибо.
А на завтра я планирую очередной выезд к друзьям в деревню – через "не могу" и потому что обещала привести им кустиков различных пряных трав - потому как стыдно жить в доме с садом и не знать ничего кроме укропа и мяты. Чтобы свершить это благое дело мне потребуется утром съездить на дачу за кустиками, потом вернуться в город, потому что иного пути нет, и потом с автовокзала в деревню. Когда я туда попаду - большой вопрос (учитывая, что празднуется День города, и наверняка перекроют половину дорог), будет ли какой-то толк от поездки кроме ликбеза по пряностям для друзей – еще больший, но "если я чего решил…".
И ещё, мне очень хочется посмотреть на начинающий желтеть лес.

@темы: мои тараканы, бытописание

23:38 

Псевдомузыкальное

Красота никогда не давалась легко (с)
Любая поездка, даже не очень длинная, это кусочек незнакомой чужой жизни, к которой невозможно быть готовым. Наша жизнь дома, наши будни похожи друг на друга, чем бы мы ни занимались - монотонной офисной работой, творчеством, преподаванием, ручным ли, умственным ли трудом. В любом случае мы можем предположить, как пройдёт наш день, какие принесёт впечатления, и даже новизна, поиск или открытия укладываются в постоянный ритм действий, событий - в нашу действительность. И только в путешествии весь этот ритм, столь знакомый и родной голове и телу, вдруг сбивается, становится непредсказуем и не управляем. Нам порой кажется, что он совсем исчезает - но нет. Ритм есть, просто более причудливый, сложный и нам непривычный. Это всё равно, как если бы мы привыкли ежевечерне танцевать вальс в любимом кафе, а потом как-то вдруг обнаружили, что оркестр играет джаз, причем активно импровизирует. И музыка прекрасна, и не танцевать невозможно - но угадать в какую степь повернёт сейчас мелодия, быть готовым к её изменениям и обойтись заранее разученными па невозможно. Точно так и с жизнью: размеренная жизнь под крышей своего дома, с буднями и праздниками - это вальс. А жизнь в путешествии - это джаз. И музыканты часто немного пьяны, и вдохновенны до самозабвения.
Мне не представить себе жизнь человека, для которого путешествие - это основная составляющая. Быть может, и к импровизации можно привыкнуть. Быть может, рваный и ломаный ритм может стать обыденностью. Быть может, и его можно предугадать. Но я знаю точно, что я привыкать не хотела бы. Я хочу и впредь восхищаться и удивляться не только виртуозности, но и безрассудству, непредсказуемости музыкантов, хочу отдаваться течению незнакомой мне мелодии, пьянея вслед за оркестром - от неизвестности и предвкушения. И, может быть даже, хлебну из горла той самой бутылки, откуда пили музыканты.
И всё же... И всё же, даже импровизацию в джазе можно записать на нотный лист. Нет, мелодию не сыграют дважды, ничего никогда не повторится, каждый раз будто рождаешься заново, учишься ходить, говорить - улавливаешь ритм. Но даже в импровизации можно набраться опыта, запомнить наиболее часто повторяющиеся фразы и ходы, немного отточить движения - чтобы не налетать на стулья, не ломать себе ноги и не пугать публику.
Я знаю совсем немного "движений"...
Например, что чем меньше с собой вещей, тем лучше - потому что обязательно настанет такой момент, когда собственный багаж окажется в тяжесть. И что есть в дороге нужно меньше (особенно в заведениях общепита), и лучше не поесть совсем, чем насытиться чем-то сомнительным. Впрочем, может быть, этот тезис верен только с моим организмом. Зато нужно больше пить, и, соответственно, запастись водой. Что вполне можно обойтись куском мыла вместо десятка любимых гелей, пенок и прочей косметической ерунды. Что попутчикам в поезде лучше врать что-нибудь нейтральное, не вызывающее интереса - иначе придётся их общать всю дорогу. Что лучше показаться нелюдимой и слегка невежливой, чем потом часами слушать уговоры с ними выпить. Что в любимые города и места лучше всего приезжать одному или с самыми близкими, настроенными на одну волну - иначе придётся глотать обиду или разочарование. Что к кому бы ты ни ехал в гости - к городу или человеку - всегда следует уезжать немного раньше, чем хочется, не поддаваться желанию пробыть так долго, как это возможно - последние дни или минуты не принесут никакой радости. Ни себе, ни тому, к кому едешь. Что самое сложное - это провожать. И лишь чуть легче - возвращаться. И еще - уезжать последним. Чувство сродни тому, что бывает после окончания большого и долгожданного праздника. Когда моешь посуду и расставляешь стулья по комнатам. Что нужно быть готовым к тому, что всё пойдёт не так, как представлялось. Ожидать, что всё будет "так" вообще глупо. Нужно радоваться тому, что есть, и помнить, что "музыканты" никому ничего не обещали. И что возвращаться легче всего с корабля на бал - в круговерть событий, так, чтобы некогда было даже вздохнуть. Быть может, это немного сложно для тела, зато по макушку загруженная голова не успевает сгенерировать постпоездочную хандру. Что не нужно летом возить в подарок конфеты, что денег должно быть столько, сколько нужно, а не сколько есть, иначе будешь чувствовать себя обузой, что... Но всё это мелочи, не так ли?
Главное всегда помнить, что путешествие это джаз. И получать удовольствие от импровизации ))

@темы: обо мне, мои тараканы, города, путешествия

22:14 

Красота никогда не давалась легко (с)
Чем дольше не пишешь, тем меньше хочется. И что с этим делать?
Со мной всегда так. Легко отвыкаю от чего бы то ни было, как только перестаю совершать действия систематически. Писать, рисовать, общаться с дорогими людьми в том числе. Можно, конечно, это назвать периодом острой самодостаточности (с), но мне кажется более точным и ёмким определение, придуманное еще подростком – одичала. Я так "дичала" после летних каникул у бабушки - не в глухой деревне, но при полном отсутствии социальных контактов. После погружения с головой в собственную голову (простите за тавтологию), природу-без-человека и книги, возвращение к школьной жизни со сверстниками, учителями, вообще людьми, с которыми нужно разговаривать, чтобы что-то им сообщить (вдруг, оказывается), происходило с жутким скрипом, а порой и болезненно.
Вот и сейчас что-то вроде – при должной сноровке несложно одичать, даже живя в городе, работая не фрилансером и имея интернет. И не то, чтобы меня устраивало такое положение вещей, но. Чем дольше что-то не делаешь, тем невозможнее начать делать снова.

@темы: мои тараканы

02:29 

О переменах

Красота никогда не давалась легко (с)
Вообще-то я собиралась писать о Киеве, о городах, но ассоциативный ряд порой бывает непредсказуем, а потому вышло что-то личное, о чём говорить совершенно не собиралась. Ничего серьёзного, это даже не самокопание, просто пойманная за хвост мысль о себе вслух.
читать дальше
А о городах как-нибудь в следующий раз.

@темы: обо мне, мои тараканы

00:32 

Красота никогда не давалась легко (с)
13:04 

Ещё раз о «Дикой энергии. Лана» Дяченко

Красота никогда не давалась легко (с)
Я читаю очень странную книгу, которую, видимо, поначалу недооценила. И не совсем поначалу – больше половины прочитала, фыркая себе под нос, что вляпалась в подростковое чтиво, годное только на экранизацию в виде клипов. А что? Замес на языческих песнях и плясках, бои в стиле допотопного «Горца», маломальская психологическая составляющая отсутствует напрочь, главная героиня похожа на компьютерный персонаж, без прошлого, без мыслей, без характера, без внешности (навязывание Русланы в виде прототипа не считается, а в тексте самого произведения описания внешности героини нет вообще), действие проходит поуровнево - вот героиня одолела легко первый уровень, вот прошла на второй, вот удачно помахала шашкой и заслужила бонусы на третьем… А на четвёртом всё провалила.
Осторожнее, в тексте спойлеры!
Недочитанной осталась ещё больше четверти книги, наверняка авторы предложат выход из этого тупика, хотя вполне способны бросить читателя на полдороге к нему – они такие, знаем, плавали. И я по-прежнему считаю, что это далеко не самое блистательное их произведение, и уж точно не сложное, красивое или наделённое особенным смыслом. Но сила этих авторов такова, что и в весьма посредственное уходишь с головой, и в примитивном устройстве находишь второе дно. Наверное, им от природы дано много «дикой энергии», и всё же счастье, что они не боятся пробовать, «выходить за границы» - литературы, жанра, своих сил и возможностей. Пусть не всегда удачно. Но сила нуждается в опыте.

@темы: книги, мои тараканы

21:57 

lock Доступ к записи ограничен

Красота никогда не давалась легко (с)
личное

URL
11:53 

«Чего тебе не хватает, деточка? Птичьего молока?»

Красота никогда не давалась легко (с)
Дыбр

Не помню, писала ли об этом раньше, но мне кажется, я думаю так всегда, каждую осень. Вот и сейчас, как только появились на деревьях первые золотые листы, я стала думать, что это единственное на свете золото, которое на самом деле имеет ценность. Потому что настоящую ценность имеют только те вещи, которые нельзя сохранить, продать или оставить в наследство. Мимолётное, то, что не удержишь в руках, на порядок ценнее, особенно ценно невозможностью им обладать.
И невозможно не радоваться тому, что этой осенью всё золото ещё впереди. И невозможно не огорчаться из-за того, что это совсем ненадолго и скоро кончится.
Сентябрьский воздух вечерами горчит от дыма костров или предчувствия потерь – не разобрать.

Пора начинать новый батик. А я никак не могу понять, какой.
Я так хочу кофе, что он мне уже снится.

@темы: мои тараканы, бытописание

Гнездо одной химеры

главная